Иванъ Петровъ (john_petrov) wrote,
Иванъ Петровъ
john_petrov

Category:

Про книжки

Не то, чтобы удивился, получив довольно много комментариев на изложение своего советского опыта собирательства библиотеки.

Обвинения в антисоветском настрое отвергаю напрочь. Коммунизм, как теорию тотальной власти идеократической диктатуры, не люблю. Но СССР вполне даже. При явном недостатке СССР в сравнении с Российской империей практически во всех отраслях деятельности, за исключением массового индустриального производства, он во многом возвышается над современной РФ.

Но это не отменяет фактов. В частности по книгам. Я собирал книги в СССР, сейчас возглавляю производство далеко не самого крупного, но и не самого мелкого издательства. Я говорю о своём опыте, который объективно имеется.

1. Собрать библиотеку было очень сложно. То, что называют типовой советской библиотекой, это эклектичный набор отдельных изданий, каждой твари по паре, за исключением подписных собраний сочинений, и кусочков брендовых серий: БВЛ (подписная), ЖЗЛ, Литературные памятники, Большая и малая библиотеки поэта, Жизнь в искусстве, поздняя Библиотека классики и т.п. В них наиболее востребованные выпуски можно было достать только на чёрном рынке или в книгообмене за очень большое количество баллов. Никакой возможности собрать представительные книги по узкой теме, например "истории Древнего Рима", не было. Подобрать соответствие оформления переплётов - тем более, извините.

2. Существовали большие издательские лакуны:

- всё, что может быть связано с православием: библии и Евангелия, специальная литература, художественная литература типа Шмелёва, большая часть Лескова;
- антинигилистическая литература за исключением Тургенева;
- русский исторический роман, чем взвинтили истерию ажиотажа на Пикуля. Потом эту тему начали эксплуатировать в макулатурном проекте, но всё равно никаких Мордовцевых, Салиасов, Карновичей не издавалось;
- исторические исследования. Даже вполне критичный к царизму С.М.Соловьёв был издан один раз и спрятан в библиотечных закромах. Под занавес начали экспериментировать с Ключевским, но и только.

3. Тиражи. Почему-то считают, что советские тиражи на голову выше постсоветских. Местами это так, но в совпадающих брендах постсоветские тиражи времён насыщения инерционного спроса, отнюдь не меньше. Понятное дело, что мощности некоторых советских проектов, например БСЭ, и системы советского книгораспространения в целом (книжный магазин в каждом райцентре) современному книжному делу не достигнуть, но в, действительно сильных спросовых моментах даже сейчас тиражи в несколько сотен тысяч экземпляров существуют, и системы распространения больших тиражей бестселлеров выстроены. Что говорить о бурных 90-х, когда гербалайфщиков мотало от книг к парфюмерии через сковородки и обратно. Однотомные словари, иллюстрированные сборники сказок, книжки по русской истории типа Ишимовой - всё это легко перекрывало миллион. А сколько Аванта накачала своих первых энциклопедических выпусков?

4. Возражения, типа "ах, а вот я тогда-то купил что-то такое", как будто чему-то противоречат. Книги издавались, и счастливые покупки случались, кто ж против. И система обслуживания дефицита работала тоже хорошо. Десант с московского книжного рынка в Кишинёв за двухтомником Ремарка какой-нибудь "Картя молдовиняскэ" - дело обычное.

5. Детские иллюстрированные книги. Когда я говорю, что их выпускалось мало, это означает, что количество титулов исчерпывается сотнями. А тут один Росмэн переиздал всю "Детскую литературу" и это маленькая часть его собственного портфеля. Разумеется, здесь главную роль сыграл прогресс полиграфии и средств подготовки книг, компьютер - это не фотопроектор. Но к чему спорить с очевидным: сейчас гораздо большее предложение.

Ну, и последнее. Свободное рыночное книжное хозяйство в условиях общих правил для всего предпринимательства имеет критический недостаток: издаётся слишком много краткосрочноприбыльного барахла и мало сложных полезных книг. В современном укладе провалился научпоп, подростковое чтение и некоторые другие области книгоиздания. Тяжёлые правила ведения самостоятельной коммерческой деятельности уничтожают со временем провинциальные магазины.

Разумеется, книжный магазин в бабушкином селе, года два просидев с пустыми полками, освободил помещение для вино-водочного. Это ещё хуже для книги, чем условия дефицита, чёрных рынков и книгообменов. Но слова о шоколадном состоянии книжной отрасли в СССР - это грёзы по молодости и протест против забот современности.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments